Они сожгли книгу Дейла Карнеги «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей» и все равно преуспели

В 1996 году Деннис Родман стал чемпионом без команды. На Родмана поставил только тренер и наставник «Chicago Bulls» Фил Джексон, да и тот открыто признавался в своих опасениях. Ничего удивительного. Деннис Родман, весь покрытый татуировками, со странного цвета волосами, либо пугает, либо раздражает практически всех, с кем он имеет дело. Сам он называет себя циничным, эгоцентричным и ненавидящим авторитеты. Он бы обязательно завалил курс Дейла Карнеги. Если бы Уилл Роджерс был жив, он бы сказал: «Я никогда не встречал человека, который бы мне не нравился, пока не познакомился с Деннисом Родманом». И тем не менее вот он, собственной персоной, на вершине спортивной карьеры, в лучшей команде НБА, зарабатывающий бешеные деньги. И к удивлению многих, публике по душе нахальство и дерзость Родмана. Доказательство? После рекламы «Pizza Hut» в марте 1995 продажи пиццы подскочили на 15%.

Многие люди находят самоуверенность и самодовольство Дейона Сандерса весьма наглой саморекламой. Он человек со многими лицами: под внешним образом бесцеремонного экстравагантного эксцентрика, увешанного золотыми цепями, скрывается непьющий, некурящий домосед, который предпочитает провести тихий спокойный вечер в окружении семьи, а не болтаться на светских тусовках.

За внешним лоском и ярким глянцем кроется многогранная, интересная личность, один из самых высокооплачиваемых и богатых профессиональных спортсменов. В 1995 году «Associated Press» назвала Дейона лучшим защитником года в НФЛ. Он принимал участие и в чемпионате страны по бейсболу World Series, и в играх плей-офф НФЛ. Однажды Сандерс, закончив футбольный матч в Майами, запрыгнул в лимузин, пересел в самолет и прибыл в Питтсбург точно вовремя, чтобы сыграть в бейсбольном матче серии плей-офф — спустившись с неба на вертолете. Дейон Сандерс — герой, суперзвезда. По поводу саморекламы Сандерс говорит: «Я вижу, что квотербеки зарабатывают большие деньги, я вижу, что раннингбеки зарабатывают большие деньги, и я вижу, что коннербеки не зарабатывают больших денег. Я коннербек, поэтому мне приходится прикладывать много усилий, чтобы моя мать смогла купить дом своей мечты». (Его мать была уборщицей, отец — давно нигде не работающий наркоман. Большинство его друзей детства либо примкнули к уличным бандам, либо продавали наркотики и теперь либо мертвы, либо сидят в тюрьме.)

Даже те, кого раздражают манеры Дейона, с удовольствием смотрят его игру. И нет ни одного человека, который не относился бы к нему с уважением, отдавая должное его таланту. Айзек Брюс — один из многих, кого Сандерс в буквальном смысле обучал на поле. Дейон советовал ему, как лучше выбрать маршрут, как запутать противника, но вместе с тем не позволял тому поймать ни одного мяча. «Но он не просто не давал мне мяч, — вспоминает Айзек, — а вроде как меня обучал. Он говорил: "Заканчивая резкое движение, не поднимайся — тогда я не смогу понять, куда ты метишь"». Когда Джон Эд Бредли описывал этот эпизод в «Sports Illustrated», он отметил: «Давать такой совет товарищу по команде — это одно; давать его своему противнику — значит демонстрировать уверенность в себе, которая пугает своей дерзостью».



Дейон Сандерс — самый уверенный, яркий, эпа-тажный, бесцеремонный и экстравагантный игрок Национальной футбольной лиги.

Пробивных самоуверенных людей, вырывающихся вперед, можно встретить не только в спорте. Бизнесменов, отрицающих заповедь «улыбайтесь, слушайте, будьте милы, приятны, соглашайтесь, чтобы преуспеть», целый легион.

Дональд Трамп — яркий тому пример. Он одновременно дает два интервью в своем безумно дорогом загородном доме во Флориде. Одно — журналисту «Paris Match», который пишет очерк под названием «Возвращение десятилетия», второе — писателю, автору статьи о Трампе, которая должна будет войти в «Gold Coast Guest Informant». Этот справочник лежит в каждом номере-люкс во всех отелях Южной Флориды. Вот несколько «трампизмов» из его интервью:

В ответ на один из вопросов интервьюера Трамп обращается к Марле: «Дорогая, что мне в себе не нравится?» Воцаряется длительная пауза, в течение которой оба пытаются что-нибудь вспомнить.

Описывая свою атаку на рынок недвижимости Нью-Йорка, Трамп говорит: «Мне недостаточно было обеспечить себе безбедное существование. Мне нужно было заявить о себе».

О Трамп-Тауэр: «Это САМЫЙ доходный многоквартирный дом в Соединенных Штатах».



Среди бывших сотрудников Дональд Трамп пользуется репутацией человека безжалостного, бесцеремонного, невероятно требовательного, кичащегося своим богатством и властью. Среди тех, с кем его связывали деловые отношения, Трамп известен своим отношением «Я выигрываю, вы проигрываете» и стальной непреклонностью. В течение своей блестящей карьеры Трампу не раз приходилось сталкиваться со множеством препятствий. Средства массовой информации набросились на него с язвительной критикой по поводу сделки с Мервом Гриффином. Они разнесли его в пух и прах в ходе грязного развода с Иванной. Он почти обанкротился в начале 1990-х годов, когда рынок недвижимости переместился на юг. В 1995 году за Трампом еще числился долг в 100 миллионов долларов. Но в апреле 1996 года администрация штата одобрила слияние двух крупнейших казино Трампа стоимостью в 1,4 миллиарда долларов, мгновенно сократив его долг на 65 миллионов. Кое-кто говорит, что Трамп увернулся от очередной пули. Его колоссальные расходы и безумная расточительность многих оскорбляют и раздражают так же, как и его высокомерие и самоуверенность.

Популярная шутка, принадлежащая человеку из близкого окружения Трампа, свидетельствует о том, как относятся к нему люди, хорошо его знающие. Трамп стоит в лифте. И вот, когда двери почти закрылись, в лифт проскальзывает молодая красивая женщина. Она говорит: «Я вас знаю. Вы Дональд Трамп, один из самых богатых людей в мире. В лифте мы одни. Я могу прямо сейчас раздеться, и мы займемся диким, страстным, животным сексом». Трамп раздумывает несколько минут и спрашивает: «А какая мне от этого выгода?» Компаньон Трампа рассказал мне полную версию этого анекдота, веселясь от души.

Он определенно не подходит для постера «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей». И все же нельзя не согласиться: у Трампа уникальный талант вставать на ноги после финансового краха, заключать немыслимые сделки, снова и снова добиваться головокружительного успеха. Как тот кролик из популярной рекламы, Трамп продолжает неутомимо идти вперед. Идти. И не останавливаться.

Более всего в Дональде Трампе меня привлекает его последовательность. Как бы плохо ни шли дела, он никогда не унывает, не опускает рук. Его переполняет уверенность и сознание своей силы. В своей второй книге «Трамп: Как выжить на вершине» он писал: «Я пользуюсь репутацией человека жесткого, и мне приятно думать, что эта репутация мною заслужена. Ты должен быть жестким, когда влиятельные люди утверждают, что дни твои сочтены, когда твой брак с треском разваливается, когда ты испытываешь огромное давление... Жесткость, как мне кажется, — это качество, включающее равные доли силы, прозорливости и самоуважения... Время от времени жесткость требует дать старого доброго пинка под зад. Иногда я под настроение набираю номер одной из своих гостиниц, просто чтобы проверить, насколько быстро сотрудники подходя! к телефону. Если мне приходится ждать больше пяти или шести гудков, то я сообщаю тому, кто наконец снимает трубку, кто я есть. После чего, не скрывая раздражения, интересуюсь, в чем проблема... Я восхищаюсь людьми вроде Руперта Мердока, Стива Росса, Рона Перелмана, Марти Дэвиса из „Paramount" и прочими. Это люди, от которых ожидают успеха и которые разбираются во всех его тонкостях и хитросплетениях, но не раскисают, если что-то идет не так; они способны согласиться на невыгодное предложение и превратить его в источник богатства.. Противоположность жесткости — слабость — сводит меня с ума, и иногда меня выворачивает от нее наизнанку». Прочтя эти строки, начинаешь понимать, что лучше, чтобы Дональд Трамп не был твоим врагом.

И тем не менее по сравнению с Джерри Джоунсом даже Дональд Трамп кажется чистым ангелом.

Джерри Джоунс, родом из буйного штата Оклахома, купил «Dallas Cowboys» и немедленно со скандалом бесцеремонно уволил легендарного Тома Лэнд-ри, чем вызвал немалый гнев владельцев сезонных билетов, фанатов, игроков, средств массовой информации и нескольких миллионов других техасцев. На работу Джоунс нанял никому не известного тренера из колледжа, чье самомнение практически не уступало по величине его собственному, изменив объяснение дыры в крыше стадиона Техаса с привычного «Так Бог может смотреть сверху на игру своей любимой команды» на «Так стороны могут раздвинуться и расшириться, чтобы соответствовать эго Джоунса и Джонсона». Техас был вне себя от ярости.

Джоунс дал такое объяснение: «Это не юридическая фирма и не медицинская практика. Это футбольная команда. И чтобы остановить ее стремительное падение в пропасть и вновь поднять ее на самый верх, мне нужно было найти самого лучшего и умелого менеджера. Им оказался я».

После того как дуэт Джоунс—Джонсон привел «Dallas Cowboys» к победе в двух Суперкубках подряд и вернул команде былую славу, Джоунс был прощен. Но тут он, упиваясь своим успехом, увольняет Джонсона и заменяет его другим тренером из колледжа, таким же амбициозным и эгоцентричным, и тоже из Оклахомы. Средства массовой информации снова поражены, фанаты беснуются от злости.

Джерри Джоунсу удалось обскакать большинство других владельцев команд НФЛ, с которыми он делил тот прибыльный продукт, что мы называем «профессиональным футболом». Джоунс бросил вызов одному из самых непреложных до сих пор принципов лиги — разделению доходов — и заключил более чем выгодные спонсорские сделки с крупными компаниями. Он заявил, что остальные владельцы слишком ленивы и некомпетентны, когда речь заходит о продвижении их команд. За пару лет Джоунсу удалось сместить и заменить Эла Дэвиса, как ЧЕРНУЮ овцу НФЛ, а это немалое достижение.

Джоунсу было наплевать, что о нем говорят.

Ему импонировали такие же дерзкие, бесстрашные личности. Он заплатил ни много ни мало 35 миллионов долларов, чтобы переманить к себе Дейона Сандерса M3«49ers».

Среди исполнительных директоров можно отыскать гораздо менее приятных, но не менее преуспевающих людей. Когда в начале 1970-х годов У. Майкл Блументал ь занимал должность исполнительного директора «Bendix Corporation» — компании с годовым оборотом в 2 миллиарда долларов, — то сразу приобрел репутацию агрессивного, самоуверенного, жесткого руководителя. Он всегда был так ужасно занят, что не тратил времени на вежливость. Биографическая статья о нем в журнале «Fortune» начиналась так: «Посетителям главного офиса „Bendix Corporation" не рекомендуется стоять около закрытых дверей. Всегда есть опасность, что они будут сорваны с петель У. Майклом Блументалем... Блументаль не просто входит в комнату — он врывается туда, и каждому, кто окажется на его пути, обеспечен большой синяк». Если вы хорошенько изучите интервью с Блумента-лем и написанные о нем статьи, то получите четкий образ человека, которого окружающие считают надменным и несносным, но который сам уверен, что обуздывает свой темперамент, ориентируется только на результаты, находится под постоянным давлением, а поэтому не имеет возможности тратить время на некомпетентность и светские манеры. Блументаль иногда даже проверяет себя — на излишнюю «мягкость».

Позже он спас от банкротства «Sperry Corporation» и создал «Unisys».

Мое любимое высказывание Блументаля: «Требуется неординарный ум, изобретательность и годы усердного труда, чтобы разрушить крупную компанию».

Журнал «Fortune» описал Генри Форда II как человека, вызывающего «уважение, благоговейный трепет и иногда неодолимый ужас». В 1995 году, когда я встречался с Ли Якоккой (по поручению своего клиента, «Guthy-Renker Corporation»), он показался мне весьма приятным, обходительным и чутким человеком, но вместе с тем создавалось впечатление, что он едва сдерживает рвущееся наружу нетерпение. Мне в голову пришла мысль: «К этому парню на кривой козе не подъедешь». Присутствующие на этом собрании, очевидно, боялись Якокку, хотя он не предпринимал явных попыток запугивания.

А многие преуспевающие люди ДЕЙСТВИТЕЛЬНО прибегают к открытому запугиванию.

Когда я занимался рекламным бизнесом, мне пришлось иметь дело с владельцем одного из самых процветающих автомобильных агентств в Северо-Восточном Огайо. Он слыл человеком, которому «лапшу на уши не навешаешь» и который любит командовать и подавлять своим авторитетом. И эта репутация была вполне заслуженной. У него в офисе вы получали первоклассный наглядный урок вопиющего запугивания. На персональном лифте вы поднимаетесь на второй этаж, расположенный над демонстрационным залом. Когда вы выходите из лифта, то ясно видите этого парня, сидящего за столом на возвышенной платформе, кажется, за милю от вас. Он обожает путешествовать, и его по праву можно назвать «великим белым охотником», поэтому по пути к его столу вам на каждом шагу попадаются необычные впечатляющие предметы и чучела свирепых экзотических животных. Фонтан и пруд. Наконец, вы поднимаетесь на платформу и садитесь в одно из двух кресел напротив хозяина. Оба слишком маленькие, с короткими ножками, передние короче задних. Никакого бокового столика, поэтому многие бизнесмены вынуждены держать свои дипломаты на коленях. Стол у этого парня огромный, вырезанный из ствола гигантского дерева. Его рабочее кресло находится на невидимом возвышении, примерно на один шаг выше всей остальной мебели. Он заставляет вас добиваться его внимания, отвечая на телефонные звонки, подписывая документы, отрывисто выкрикивая указания по интеркому, а вы в это время пытаетесь обсудить с ним важные вопросы. Он довел до истерики не одного человека.

Я довольно близко с ним познакомился и сумел понять стиль его мышления и причины такого поведения. Во-первых, он выстроил свой бизнес на смехотворно мизерном капитале, будучи самым молодым владельцем агентства по продаже автомобилей в Северной Америке и не имея никакого опыта в данной области. Он понял, что окружающие будут считать его слабым, неопытным и уязвимым «зеленым юнцом», если только он не заставит их с самой первой минуты бояться себя.

Во-вторых, он всего добился благодаря своей жесткости и хотел иметь дело только с такими же жесткими людьми. Он уважительно относился к тем немногим, кого не испугали его манеры и у кого хватало наглости ему перечить. Но тех, кто пасовал, он сразу списывал со счетов.


opasnost-plastikovoj-elektronnoj-karti-pasporta.html
opasnost-proizvodstvennih-travm.html
    PR.RU™