Они — цветы на наших могилах.

Дети — наша радость в жизни.

Они — наше счастье.

Но они и горе наше.

Дети — наши будущие слёзы или будущая радость.

Дети — наша забота, наше спокойствие, наша тревога.

Дети — наша гордость.

Они — оправдание нашей жизни.

Они — надежда нашей старости.

Но они и кара нашей старости.

Дети — наши наследники.

Они — продолжатели наших дел.

Какая скучная была бы наша жизнь без детей.

И так далее.

Ну, что тут скажете? Всё верно, так ведь?

Только заметьте, пожалуйста, как мы постоянно твердим: «наша», «наше».

Почему мы смотрим на детей только через себя? Не потому ли, что через детей своих мы хотим, во-первых, утвердить самих себя, а во-вторых, обеспечиваем свою старость? А слова-то какие, расчувствуешься: «Дети — цветы на наших могилах»…

Раз дети наша собственность, то мы можем поступать с ними так, как хотим.

В собственности этой мыслится и доля государства, оно тоже твердит: «Дети — наше…»

Такой собственнический взгляд на детей руководит нашим педагогическим сознанием. Оно рождает в нас то страх за наше собственное будущее, и потому, говорим мы, детей надо держать в руках, воспитывать строго, надо подчинять их нашей воле. Вот и слагается авторитарная педагогика.

То тает наше сердце от умиления к «цветам» нашим, — не трогать, не запрещать, только ласкать, пусть так и цветут. И тогда слагаем противоположную — безалаберную — педагогику.

Кто-то ищет и среднее, что-то вроде строго-ласковой педагогики.

Но какой же может сложиться у нас взгляд на детей, если мы видим их через Веру? — «В начале было Слово»?

Пусть скажет нам об этом Ян Амос Коменский, ибо ему виднее. Я цитирую его, но буду выделять некоторые определения.

«Если кто-либо пожелает основательно обсудить, почему Бог так любит маленьких детей и так предписывает нам попечение о них, тот найдёт для этого много причин. Во-первых, если тебе теперь дети представляются не заслуживающими внимания, то смотри не на то, каковы они теперь, а на то, каковы они должны быть по начертанию Божьему.

Ты увидишь в них не только происшедших от нас обитателей мира и Благодетелей Вселенной, наместников Бога среди творений, но и наравне с нами соучастников Христа, царских жрецов, избранный народ, спутников ангелов, судей дьяволов, утешение небес, ужас ада, наследников небес во все века.

Что можно придумать более возвышенного?»

А Иисус Христос предупреждает нас: «Если кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, ему лучше было бы, если повесили бы на шею мельничный жернов и потопили бы во глубине морской. Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих, ибо говорю вам, что ангелы их на Небесах каждый день видят Лице Отца Моего Небесного… И нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих».



18. Кто может отрицать, что если воспитаем в детях благодетелей Вселенной и соучастников Христа, то они ещё больше будут заботиться о своих родных, о родине, о восхождении людей?

Кто может найти хоть один аргумент против того, что дети, воспитанные по начертанию Божьему, украсят нашу жизнь, станут истинным счастьем для нас?

Кто докажет нам, что дети, ставшие судьями дьяволов и ужасами ада, безучастно будут глядеть на ту дьявольскую тьму, в которую хотят нас погрузить?

Я радуюсь всем, кто читал и перечитывает Педагогику Коменского и впитывает в себя суть, суть, суть его учения. Учитель этот и есть герой Духа.

Герой Духа не тот, кто свершил некий поступок и гордо пожинает лавры. А тот, кто постоянно, ежечасно готовит себя для мужественных поступков и свершает их в каждом затемнённом уголке педагогического лабиринта, не думая о том, прославится он ими или осудят его из-за них.

19. Дорогие друзья, учителя-коллеги!

Вы не чувствуете скованность вашего педагогического сознания от материалистической трёхмерности?

Сказано: трёхмерность есть окова демона, тот, кто сковал человеческое сознание трёхмерностью, был настоящим тюремщиком.

Как мы чувствуем себя в этой тюрьме — свободно?

Но не забудем: все четыре стены тюремной камеры ещё не есть четырёхмерное пространство.

Осознание всех четырёх сторон Света ещё не есть многомерное его восприятие.

Мудрецы утверждают: дети в первых вопросах своих часто устремляются за пределы условных ограничений.

Но чем же мы заняты?

Ставим ловушки этим устремлениям.



Нам не нужно, чтобы дети вторгались в непонятные нам какие-то сферы так называемой духовности, для нас лучше, если они будут такими же разумными, какими являемся мы сами, — со «здравым смыслом».

Сказано: «Кто мучается земными вопросами, тот ответа о Небесном не получит».


ood-poluchenie-alginatnoj-ottisknoj-massisnyatie-ottiskov-s-fantomnoj-modeli.html
ooo-ab-sherif-ohrana-delta.html
    PR.RU™